Возникало лицо женщины

Возникало лицо женщины

Тут возникало лицо женщины, круглое и доброе,- только теперь оно было похожим и на лицо его матери, и на лица Любы и Маринки.

Возникало лицо женщиныЛицо возникало где-то вдали, за ужасом этих последних, вытекающих секунд. Оно светило как далекий маяк, и Смагин начинал верить, несмотря на полную, кажется, безнадежность ситуации, что все будет хорошо...

И снова Смагин проваливался как бы на один слой сна глубже, тут уже не было ничего связанного, тут смутные картины вспыхивали и пропадали, сюда доносились какие-то звуки, они были неразличимы.

Но и здесь лицо женщины не покидало его. Оно светилось как солнце сквозь воду, и Смагин, разгребая темноту, рвался к нему, чувствуя подступающее удушье.

Внезапно борт выходил на связь... Он был уже на посадочной глиссаде... Смагин отчетливо видел идущую к земле машину.

Самолет шел с сильным левым креном, и Смагин договаривался с пилотом о том, чтобы тот обязательно выбрал крен перед приземлением...

«Только бы не пропала связь!» - молился Смагин, наблюдая, как Машина скользит к земле.

Подступал последний момент, самый последний, когда он должен дать пилоту команду...

Связь опять пропала, и Смагин проваливался так глубоко, что до него не доносились даже самые громкие звуки и самые яркие видения жизни.

И все же он помнил о лице женщины. Он цеплялся за него как за последнюю надежду, и эта память, как спасательный жилет, поднимала его к поверхности.

Он греб изо всех сил, он спешил, он помнил, что на полосу вотвот должен приземлиться пассажирский самолет с одним работающим двигателем. И он, Смагин, обязательно должен успеть дать команду. Пилот ждет.

Смагин успел дать команду, и машина, выправившись у самой земли, покатилась по бетонной полосе.

В общем-то, все произошло точно, как было в действительности, когда после окончания Ульяновской школы высшей летной подготовки Смагин в числе лучших выпускников был направлен на работу в крупный Симферопольский аэропорт.

Работал диспетчером на пункте управления «Старт». Потом на пункте системы посадки.

Случилось так, что едва не в первые дни работы Смагину пришлось сажать аварийный самолет. Тот самый, что мучил его во сне.

И надо сказать, он посадил машину очень удачно, не испытывая ни сковывающего страха, ни сомнений, не оглядываясь на начальство в ожидании подсказки.

После этого его признали, называли даже прирожденным диспетчером и до последней возможности препятствовали уходу в морскую авиацию.

Добавить комментарий