То, что с ним происходило

То, что с ним происходило

То, что с ним происходило в это время, отличалось от смерти лишь тем, что изредка в нем вспыхивали проблески жизни. Правда, жизнь эта уже не сознавала себя.

Просто тело человека продолжало бороться, сердце еще билось. Потому каждый раз, когда его выбрасывало на песок, тело пыталось ползти, слабо шевеля руками и ногами. Жажда жизни была так сильна в нем, что, даже лишившись сознания, кажется, совершенно размолотый ударами волн, он продолжал борьбу.

 

Когда же Смагин наконец пришел в себя, то увидел‚ что лежит на берегу. Позади него тянулся след, прорытый в мокром песке его локтями и коленями. Прибойная волна, раскатываясь по пологому берегу, едва не дотягивалась до него кипящей полосой. Море из

последних сил старалось достать Смагина, смыть, затянуть обратно.

 

Он пополз дальше. Дальше от этих жадных рук моря. Ему казалось, что если они коснутся его ног, то непременно утащат обратно.

 

Снова он пришел в себя уже возле барьера из скользких бревен и веток, обрывков водорослей, колючих панцирей морских звезд, поломанных ракушек-всего того, что выбрасывает на берег штормовое море. Он преодолел эту последнюю границу, отделяющую море от суши, но и тогда еще ни о чем не думал. Тело его действовало само. Он даже не радовался, что море все-таки выпустило его, что он спасся. Он просто продолжал ползти, раздирая в кровь лишенные чувствительности руки - и колени...

 

Вновь Валентин очнулся уже на дороге. За корявыми низкорослыми соснами он разглядел море. Его хорошо было видно с высоты. Море до горизонта пенилось белыми гребнями.

Увидел Смагин и полосу прибоя, услышал пушечный грохот рушащихся волн, и вдруг его точно снова подхватило и начало швырять. Судорога перегнула Валентина пополам, и морская вода хлынула из него. Приступ отнял последние силы, и Смагин, потеряв сознание, ткнулся лицом в землю...

 

Супруги Гундаревы из деревни Кашкаранцы прибыли на заимку подготовить снасти к приезду рыбацкой артели. Начиналась осенняя путина. Погода стояла отличная, но с самого утра глава семейства, Виталий Евгеньевич, жаловался на ломоту в суставах.

Примета не обманула. С половины дня ветер начал поворачивать и к сумеркам набрал штормовую силу. К тому же дождь пошел, и где-то вдали заворочался гром. Последняя, видно, гроза в эту осень.

 

К вечеру Виталий Евгеньевич принес воды и дров. Загнал в сарай собак и привязал их там, чтобы не убежали в деревню. Ветер расходился настолько, что трудно устоять на ногах. Это здесь, в километре от берега, а что творится в море! Виталий Евгеньевич даже головой покачал. Артель собиралась прийти на баркасе. Но в такую погоду они, конечно, остались, дома.

 

Добавить комментарий