Подобраться незаметно

Слева, меж сугробов, мелькнула уходившая к лесу черная колея дороги по ней легче всего было подойти к цели.

Но Ушанкин брал все правее и правее, намереваясь зайти пулеметчику в тыл.

Начался спуск в лощину. Казалось, теперь сам воздух, пахнущий гарью, был пропитан опасностью. Внезапно Ушанкин остановился, и Павлик мокрым от испарины лбом стукнулся о кованый каблук его сапога, поднял голову и замер. На миг показалось: в призрачном свете затянутой облаками луны зашевелились темные гребни идущих навстречу неприятельских рядов.

 

Они надвигались молча, набегали тихой, стремительной волной. Ближе, ближе, вот блеснул штык... Сердце у Павлика зашлось. Он как ошпаренный дернулся всем телом назад

и потянул торчавший под носом сапог: «Назад!» Сапог, ерзнув, ушел вперед, и Павлик, зажмурив глаза, нырнул вслед за ним. Полз не зная куда... Снова приподняв голову, чтобы высмотреть ускользавшего лейтенанта, увидел совсем близко, на фоне чуть посветлевшего

неба, колышимую ветром густую поросль лозняка. Так вот что он принял за неприятельскую цепь! Блеснувший«штык» был не чем иным, как сбитой гусеницей «тигра». Сам танк, с развороченным дулом, накренясь набок, стоял у пологого края поросшей вереском лощины. Рядом чернела огромная бомбовая воронка.

Возле танка Ушанкин сел, давая отдых рукам, а Павлик, в смятенье от пережитого страха опустившийся на колени, сзади Ушанкина, услышал спокойный, приглушенный голос:

Мы дали крюк. Точка - влево от нас наискосок. Отходить будем тем же путем. Это безопасней.

Павлик молчал, потупясь. «Вот он какой, командир. Сделал вид, что ничего не заметил».

Лейтенант пробирался сквозь густой вереск, чутьем обходя опасные местам-бугорки, впадины.

Повеяло сыростью, по кустам заклубился морозный туман, и Павлик скорее ощутил‚ чем догадался, что цель близка. Где-то слева заговорила полковая артиллерия, отвлекая внимание противника, в ответ, гулко бабахнули вражеские орудия, высоко над головой с легким завыванием пронеслась невидимая смерть.

И вдруг совсем рядом, словно из-под земли, резанув ухо, вырвалась и полетела к левому флангу разноцветная пунктирная трасса. Припав к земле. Павлик успел заметить в двух шагах замаскированный лозой, похожий на аистово гнездо окопчик с торчащим стволом. В тот же миг возле уха раздался жутко чужой голос: - Гляди в оба. Страхуй!

«Страховать-значит прикрыть с тыла»‚- только и успел сообразить Павлик. Отделившись от земли, Ушанкин спрыгнул в окоп. Почти одновременно, может быть секундой раньше, раз-

дался вопль, выросла фигура вражеского пулеметчика. Потом донеслись звуки тяжелой возни. Перед глазами заметался темный клубок сплетенных тел и... тускло мелькнули подковы кирзовых сапог. Надрывный хрип пронзил душу ефрейтора. Ноги налились свинцом. Теряя ощущение страха, Павлик вскочил на ноги, бросился на выручку.

Командир лежал на покатом бруствере окопа, пытаясь сбросить с себя навалившегося немца. Правой рукой он судорожно шарил по земле. В один прыжок Павлик очутился возле борющихся. Затиснув под мышку чужую лохматую голову, он поднял на себя огромное

и необыкновенно легкое, обмякшее от борьбы и страха тело врага и. выкрикнув что-то скверное, бессвязное, кинул его навзничь, сам навалился сверху.

Неподалеку грянул выстрел. затрещали

кусты, и все затихло.

Ничего не слыша, не понимая. Павлик сжимал горло пулеметчика, пока Ушанкин‚ заткнув немцу кляпом рот, ловко вязал его. Уложив пленного на плащ-палатку лицом вниз, лейтенант отбежал к пулемету. Лязгнул замок, что- го брякнуло в стороне. Павлик пришёл в себя, будто вынырнул из глубины на поверхность.

И вдруг из гущи лозняка с пугливым хлопаньем взвились в небо одна за другой ослепительно зеленые ракеты, обрисовав метнувшийся вдали силуэт. Стало светло как днем. Черная обнажившаяся стена леса дрогнула. Воздух раскололся от огня. Павлик почувствовал себя

маленьким, беспомощным, будто его раздели и выбросили напоказ всему

свету.

- Паша, быстрей!

Добавить комментарий