Письмо первое

 

Анатолий Егоров
Ждите нас в мае

 

Письмо первое

Съел половину курицы. Настроение бодрое. За окном нормальный железнодорожный пейзаж: долговязые березки, серые квадраты весенних полей, деревушка вдалеке, без устали бегут телеграфные столбы, качаются провода.

Местами по оврагам еще лежит снег, очень грязный не сразу и догадаешься, что это снег.18 часов 10 минут.

По степному унылая станция. Как вагоны, тянутся красные сараи с шиферными крышами, по замусоренному перрону ходят чинные куры.

Выскочил из вагона. Купил лимонаду и холодных беляшей. Старик осмотрщик вагонов с молотком на длинном замазученyом черенке стоит и молча смотрит на нас.

Спи спокойно, дед! - крикнули из соседнего вагона.

Дед невесело улыбнулся. Наверное, глядя на нас, вспомнил

свою ушедшую молодость.

Подъезжаем. Все нормально.

Долго тащимся по пристанционным путям. Наконец звякнули буфера. Приехали. Выгрузились, когда уже стемнело.

Вгрузились в трамваи и долго, долго ехали, потом опять выгрузились и строем вошли в военный городок или призывной пункт - не знаю.

Спать устроились в большой казарме с нарами в три яруса.

В половине седьмого сержант скомандовал: «Подъем!..»- и я понял, что служба началась. Видимо, не один я. После этого начали потихоньку слезать друг другу на головы. Я нечаянно глянул на сержанта - он стоял в сторонке, смотрел на этот муравейник, и еле заметная улыбка блуждала у него на губах. Представляю, какими балбесами мы ему кажемся...

В восемь часов бегом сводили нас на завтрак в столовую. Там на стене - модерн: фиолетовая лошадь с вожделением косится на кухонную дверь и, как мне показалось, даже слегка взбрыкивает, когда та открывается.

В 12 часов дня была медицинская комиссия. Начали помаленьку отправлять на места. Нас увезут 10-11 мая - так сказал сержант, который приставлен к нам и всюду нас водит.

 

Добавить комментарий