Письма: восьмое, девятое

Письмо восьмое

Недавно были однодневные учения. Нас опять подняли по тревоге, неожиданно, на полном серьезе.

Все здорово переволновались.

Черт его знает, что там случилось, тем более что построились мгновенно на плацу, а ни одного офицера нет. Вид у всех угрюмый.

Минут десять стояли - и никого из командиров. Не иначе, думаем, что-то в мире произошло. Пробежал старшина, потом и офицеры.

Вроде легче стало. Поротно вышли за КПП. Тут и началось...

Ба-атальо-он, за-а мной бегом ма-арш! - Это комбат - один. Значит, и мы сейчас рванем - как только дистанция будет набрана.

Рванули. Кочубей слева от меня топочет, поминутно поправляет автомат. Противогаз у него под коленкой. А комбат наш - здоровый мужик- то отстанет, покричит на восьмую роту, то, глядишь, опять колонну обгоняет.

Отмахали километра три, и вот тебе они - газы. Это ротный подал команду. Напялили маски, бежим дальше. Кочубей как-то брякнул: чем быстрее бежишь, тем лучше - ветерок обдувает и меньше устаешь. Сейчас он почему-то не торопится обдуваться.

Видать, ему и без обдува хорошо... Наконец миновали «зараженную зону», отбой. На ходу стаскиваем маски. Дышать сразу стало ого-го как легче.

 

Шагом марш!

 

Кругом лес, кругом темнотища, только где-то впереди красные огоньки мигают. Потом передали команду надеть защитные комплекты, потому как «впереди взорвалась атомная бомба». Напялили комплекты и вперед, все время вперед. Набегались по горло и даже выше, поэтому, когда привезли завтрак, все обрадовались не столько потому, что хотели есть, сколько возможности передохнуть.

После этого, собственно, и начались учения.

Через полчаса машина остановилась. Капитан открыл дверцу и встал на подножку.

- Саша, давай ты первый, - сказал он замполиту. - Посмотрите в первой бригаде, в тех сараях, что перед развалинами. - Капитан неопределенно махнул рукой в сторону от Дороги, на которой мы стояли.- А потом пойдете через околки на Липуново. Там к вашему приходу должны быть танкисты...

С лейтенантом нас было четверо: взводный сержант Сергей Арбузов , (за последнее время мы с ним как-то вдруг быстро сошлись и даже подружились. Через месяц ему увольняться в запас), Женька Ливинцев и я.

Мы подходили к бригадному стану, за ним была старая дорога, по ту сторону дороги - развалины, о которых говорил капитан.

Мы вошли во двор, образуемый тремя сараями из красного кирпича под высокими черепичными крышами.

Письмо девятое

У меня последнее время шли зачеты и экзамены. Сдал все, получил свидетельство с одними пятерками - наверное, все таки сказались полтора курса мехфака - и удостоверение механика З-го класса по авиационным приборам и кислородному оборудованию.

Начали разъезжаться в полки, но мой адрес будет прежним: остался на должности замкомвзвода - инструктора по АП и КО (то есть по авиационным приборам и кислородному оборудованию).

Кочубея политотдел забрал к себе художником. Так что он теперь перебрался в роту постоянного состава.

Погода у нас изменилась. Одно время пробовал идти снег, но таял, не касаясь земли. Потом дули ветры. Сейчас, как здесь говорят, зима, потому что изо рта идет пар и почти все листья с деревьев опали.

Добавить комментарий