Открытие было радостным ...

 Открытие было радостным ...

Это открытие было настолько радостным, что у Семагина на мгновение мелькнула мысль: «Ну вот, все и кончилось?»

Двадцать километров, по его понятиям, и расстоянием-то назвать трудно.
Двадцать километров он мог проплыть просто так, без лодки, и даже без спасательного жилета. Впрочем, Смагин еще не совсем утратил чувство реальности и придержал себя.

Открытие было радостным ...
Двадцать километров он действительно мог проплыть, но со свежими силами и в теплом море. Он сдерживал себя, но сдержать до конца не мог. Все время находились новые поводы для радости.
Например, этот сумасшедший ветер, буря, из-за которой все неприятности, работали сейчас на него. Волны буквально гнали к берегу. И если движение составляет хотя бы четыре километра в час, то уже через пять часов он окажется на берегу!
Пять часов! Это несколько отрезвило Смагина. Пять часов в студеной воде - многовато. Если учесть, что он, наверное, столько же проплавал, то в целом это значительно превосходило возможности человеческого организма, которые определялись в той таблице.
Температура воды сейчас не могла превышать шести-семи градусов, а это значило, по всем расчетам, он должен уже умереть. Возможно, так и было бы, не заметь он маяки. Но теперь-то? Такое невозможно представить, что сейчас, когда до берега меньше двадцати километров...
Нет, в это Смагин отказывался верить. Он выдержал несколько часов борьбы и полной безнадежности, не видя берега и даже не зная, куда его несет буря, а теперь? Нет, он борется не вслепую?
Сделав такой вывод, Смагин стал обдумывать свое положение: есть ли у него резервы?
Во-первых, он отметил, что плывет, держась за борт лодки. Нет сомнений, что такой способ передвижения медленнее, чем в лодке, там ветер все-таки несет его. Теперь он опять старательно забирался в лодку каждый раз после того, как его выбрасывало. Залезать было трудно, и он понял, что мешает сильно надутый спасательный жилет.
Смагин подспустил жилет. Забираться в лодку стало легче. Зато теперь, когда выбрасывало, он гораздо глубже уходил под воду. Но это не пугало. Главное, максимально использовать лодку. В ней Смагин делал примерно шесть километров в час. Ветер дул с постоянной скоростью не меньше 30 метров в секунду, а в порывах - и того больше, так что лодку должно тащить очень прилично. Без лодки он проползает не больше чем два километра в час.
Конечно, трудно было хоть чем-то подтвердитъ правильность таких расчетов, но главное даже не в них. Главное маяки светили над водой, уже не пропадая, и это значило, что он приближается к берегу. Это было неопровержимо!
Вдруг он увидел нечто такое, что все мысли разом вылетели из головы. Слева, прямо на него, двигался пассажирский теплоход.
Он уже совсем близко, так что хорошо просматривались его ярко освещённые иллюминаторы и палубы, и огни, которые он нёс на мачтах.

 

Добавить комментарий