Он оказался в тупике

Он оказался в тупике. Иначе и быть не могло. Получая от людей, он ничего не отдавал взамен. Он очень сильно задолжал, и прежде всего тем, кто рядом, и, конечно же, тем, кто спасал его.

 

Он увидел фигуры двух пожилых людей на пороге вросшей в землю избушки. Они махали ему, на лицах их было столько доброты. Смагин понял, что независимо от того, как будет жить дальше, он должен еще раз повидаться с ними.

Точно пелена спала, и он увидел все совершенно ясно. И не только увидел, понял, что произошло. Он испугался. Именно испугался. И не надо искать других более точных, вернее, более мягких неранящих слов.

Испугался.

И сразу, сам того не сознавая, постарался отгородиться от этого страха: от самолета, уходящего в наполненные электричеством тучи, от долгого падения в никуда, от бесконечной борьбы с бушующим морем и тем, что плыло рядом и вдруг взглянуло в глаза.

Тот, кто почувствовал однажды этот взгляд, никогда не останется как раньше.

Вот он - этот момент!

Вот когда Смагин испугадся. Холод вошел в него и не растаял до сих пор. Но можно ли спрятаться от самого себя? Упавший в море человек выбрался на берег. Именно к людям

стремился он, и они спасли его. Почему же сейчас он уходит от них? Необходимо вернуться! Вот что понял Смагин. К тем, кто его спас!.

Утром Валентин рассказал жене о том, что надумал. Заодно - и о двух маяках. Получилось совсем не страшно, а даже забавно. Дочка, она еще не ушла в школу, закричала радостно: «Большой маяк - мама, маленький - Маринка! Здорово! Здорово!»

Глядя на нее, смеялся и Валентин. Смагин боялся, что Любе его затея покажется непонятной прихотью, но жена сразу согласилась и сказала, что надо съездить в деревню Кашкаранцы и встретиться с супругами Гундаревыми. И подсказала, что надо купить подарок.

Тут же решили, что лучшим подарком для людей, часто бывающих вне дома, будет хороший транзисторный приемник. Люба вытащила из семейного альбома фотографию, где они были сняты втроем. «Скажи, что они спасли не только тебя. но и нас с Маринкой».

Деревня Кашкаранцы не очень большая три десятка рубленых домиков среди кумачово горяншх осенних березняков. В холодном воздухе йодистый запах близкого моря, да и шум прибоя слышен отчетливо.

Смагин подошел к первой избе на околице, и поднялся на крыльцо, постучал. Послышались медленные шаги. Маленькая старушка открыла двери и без удивления, прямо и приветливо взглянув. сказала: «Здравствуй, мил человек. Проходи в избу».

Добавить комментарий