Мечтал не о карьере диспетчера

Мечтал  не о карьере диспетчера

Но он-то мечтал совсем не о карьере диспетчера. Ведь прежде чем поступить в ульяновское училище, Смагин сдавал экзамены в Бугурусланское училище ГВФ,и это после того, как успешно сдал сессию за первый курс электротехнического института (в этот вуз завела Смагина страсть радиолюбителя).

Мечтал  не о карьере диспетчераВ училище ГВФ он недобрал всего половины балла. В Ульяновскую школу высшей летной подготовки Смагин поступил только потому, что, кроме диспетчерского, оно давало и штурманский диплом.

Проработав Четыре года диспетчером, Смагин написал несколько рапортов командованию и в марте 1975 года в форме морского летчика прибыл на Север.

 

Вот и этот самолет, совершавший посадку на одном моторе вернулся к нему. И если когда-то он сажал спокойно и уверенно, то теперь пережил и самое большое отчаяние, ужас, безнадежность и огромное счастье, увидев тяжелую машину, бегущую по бетонной

полосе. Он ясно понимал, что спас не только самолет, но и самого себя.

Самолет, гудя единственной живой турбиной, приближался к зданию аэровокзала, и Смагина поздравляли все находившиеся в стеклянной будке системы посадки. Его хлопали по плечам, трясли... А он смотрел на разворачивающийся самолет и... странное дело, звук турбины почему-то напоминал шум автомобильного мотора...

Из воинской части прибыла машина. Двое солдат перекладывали Смагина на носилки. Тут Смагин проснулся окончательно.

«Погодите‚ ребята»,- сказал он солдатам и стал вставать сам.

В комнате было сумрачно. Мало света пробивалось из крохотного окошка. Рама уже была вставлена, выбитое стекло аккуратно заделана фанеркой. Смагин медленно осмотрел комнату, солдат с носилками - он искал эту женщину, он должен обязательно еще

раз увидеть ее лицо.

 

«Сам встал, сынок. Долго жить будешь!» - ласково сказала женщина в пуховом платке, наброшенном на голову, и Смагин узнал ее - та самая, из сна. Рядом стоял невысокий

мужчина в толстом, домашней вязки, свитере. Лицо у него морщинистое, красноватого оттенка, который бывает у людей, постоянно работающих на ветру. Волосы черные, с заметной уже сединой.

Так они и остались в памяти Смагина - супруги Гундаревы. Их простые лица, их ласковые взгляды, голоса...

В те первые минуты Смагин видел все вокруг точно впервые в жизни. Он почувствовал неудобство и удивился боли под коленом.

 

Вспомнил, что как раз эту ногу зажало стропами. Но даже боль показалась ему интересной, и хотелось снова почувствовать её. Боль - это тоже жизнь!

Прихрамывая, Смагин вышел во двор и прикрыл глаза руками - такой неожиданно резкой, как близкий взрыв, была картина, сверкающая осенними красками, осеннего мира...

Через три года, вспоминая этот день. Смагин пожалеет, что ему больше не увидеть землю, как тогда.

Добавить комментарий