Канны, Кино, Криминальное чтиво и Тарантино

В мае 1994 года Нельсон Мандела принял присягу, став первым чернокожим президентом Южной Африки. После долгого строительства был наконец открыт тоннель под Ла-Маншем, связавший Англию и Францию.

А на Французской Ривьере произошло еще одно важное событие: в рамках Каннского кинофестиваля впервые была показана лента Квентина Тарантино "Криминальное чтиво".
"Показ начинался в полдевятого утра", - вспоминает кинокритик Энн Томпсон. Она была во Дворце фестивалей в качестве журналиста Entertainment Weekly. "Кроме восторженных аплодисментов я ничего не помню. Это было невероятно. Мы ожидали чего-то особенного - и не ошиблись".
Весть о том, что Тарантино сказал новое слово в гангстерском кино, мгновенно разлетелась по миру.
В Каннах фильм получил главный приз - Золотую пальмовую ветвь. Следующие несколько недель картина путешествовала по другим фестивалям. Редкие критические отзывы тонули в море восторгов. Не обошлось и без драматического эпизода.
Вечерний показ, открывающий Нью-Йоркский кинофестиваль, был внезапно остановлен. Дэвид Ансен, в то время кинокритик Newsweek, вспоминает: "Кто-то упал в обморок, вызвали врача. А потом фильм запустили с того места, где [персонажу Умы Турман] делают укол адреналина в сердце - и зал взорвался аплодисментами".
Как вспоминает Стивен Гарретт, кинообозреватель New York Observer, многие думали, что это был организованный продюсерами фильма рекламный трюк. "Все были убеждены, что Харви Вайнштейн все подстроил, чтобы показ получше запомнился".

 

Бочка меда

После "Криминального чтива" было довольно странно видеть Уму Турман со светлыми волосами

"Криминальное чтиво" имело огромный коммерческий успех, особенно для независимого фильма - сборы по всему миру превысили 200 млн долларов. Для Джона Траволты это была большая удача, его карьера снова пошла в гору. Он и исполнители других ролей первого плана, Сэмюэл Л. Джексон и Ума Турман, были номинированы на "Оскар". И, конечно, это был триумф продюсера фильма из Miramax Films Харви Вайнштейна.
Признание "Криминального чтива" во многом связано с новаторским подходом Тарантино. Ничего подобного раньше никто не снимал. Сюжет начинается серией эпизодов про обитателей преступного мира Лос-Анджелеса. Траволта и Джексон играют двух головорезов на службе у мафии, Ума Турман - жену их босса, а Брюс Уиллис - стареющего боксера.
Кен Дансиджер, профессор Института кино и телевидения Нью-Йоркского университета, указывает, что Тарантино сознательно меняет тон повествования. "Он любит внезапно вырвать зрителя из комедийного настроения неприкрытым насилием, я бы назвал это шоковой терапией", - говорит он.
Томпсон, большой поклонник "Криминального чтива", соглашается: "Все дело в насилии. В необычном сочетании насилия и юмора. Это очень притягательная смесь".

"Криминальное чтиво" перезапустило актерскую карьеру Джона Траволты

Дансиджер объясняет, что персонажи "Криминального чтива" вызывают сочувствие зрителя, несмотря на совершаемые ими поступки. "Он очеловечивает своих героев и играет с жанром гангстерского кино, одновременно высмеивая его. Тарантино пытается показать зрителю, что вот этот злодей - он тоже человек, у него те же тревоги, что у нас, его занимают философские вопросы".
В фильме нашли отражение разные стороны поп-культуры. Впечатляющий саундтрек, потрясающая операторская работа и умные диалоги - коктейль, опьянивший многих молодых киноманов.
"Когда я это смотрел, мне показалось, что я присутствую при революции в американском кино", - вспоминает любитель кино из Нью-Йорка Фрэнк Пауэрс, которому было 25 лет, когда он увидел "Криминальное чтиво".
"Тарантино многое позаимствовал из разных источников, из нашего и зарубежного кинематографа, - говорит он. - Но из этой смеси получился совершенно новый продукт, мы ничего подобного раньше не видели".

 

Ложка дегтя

 

Во-первых, аудиторию поразила нелинейность повествования. Уилер Уинстон Диксон, профессор киноискусства в Университете Небраска-Линкольн, говорит: "Раньше никто не мог предположить, что зритель будет готов такое смотреть. Длинное, сложное, умное, живое, оригинальное кино - оно все время удерживает зрителя в напряжении непредсказуемостью сюжета".

Квентин Тарантино: в ожидании нового чуда в Каннах

Но "Криминальное чтиво" покорило не всех. Кеннет Туран, кинокритик из Los Angeles Times, был одним из немногих инакомыслящих. Он писал: "Кажется, что автор с трудом вымучивал кино. Некоторые эпизоды кажутся плодом творческого бессилия, как если бы кто-то опасался за свою репутацию, любыми средствами играя на эмоциях чувствительного зрителя". Некоторые критики нашли фильм вычурным и поверхностным.
Уилер Уинстон Диксон возражает: "Критики, считающие фильм поверхностным, мишурой, не видят под этой мишурой блестящего сценария. Тут лучшие из когда-либо написанных [Тарантино] диалогов".
Ленту также критиковали за то, что с ней стилизованное насилие проникло в массовый кинематограф. Но поклонники Тарантино, конечно, не признают его вины.

"Картин, в которых заметно влияние этого фильма, много, но ни одна даже не приближается по уровню к оригиналу"

Энн Томпсон,кинокритик

"Я бы не стал винить Квентина Тарантино. Например, Сэм Пекинпа (американский новатор кинематографа XX века – Ред.) еще за 20 или 30 лет до выхода "Криминального чтива" задал такую планку насилия на экране, что нам до нее еще расти и расти", - отмечает Стивен Гаррет.
На новое поколение режиссеров, находившихся под влиянием Тарантино, лента произвела сильное впечатление. Было снято несколько фильмов-подражаний (в том числе в России – Ред.), но в глазах поклонников Тарантино превосходство "Криминального чтива" неоспоримо.
"Картин, в которых заметно влияние этого фильма, много, но ни одна даже не приближается по уровню к оригиналу, - говорит Энн Томпсон. - Кто мог знать тогда, что он произведет такой эффект, что так повлияет на все последующие кинофильмы".
На этой неделе, через 20 лет после первого памятного показа "Криминального чтива", кинокритики и журналисты снова собрались в Каннах. Увидеть не менее новаторскую и оригинальную картину, чем знаменитый фильм Тарантино, хотел бы каждый. Когда-нибудь это может случиться совершенно внезапно - в этом чудо Канн. Однако превзойти ленту, которую некоторые называют величайшей кинокартиной всех времен, будет непросто.

Добавить комментарий