И вдруг он понял все

И вдруг он понял все. С досады даже плюнул, а потом едва не захохотал, до чего все просто! Лодка не могла уплыть, она привязана к нему капроновым фалом.

И вдруг он понял все

Смагин опустил руку, нащупал веревку, подтянул к себе. «Ага! - приговаривал он злорадно. Теперь не уплывешь. Ну-ка, давай сюда!»

 

Лодка подползла к нему как виноватая собачонка, Смагин ухватился за круглый борт и повис - влезть в лодку у него не хватило сил.

Волны раскачивали его, то и дело накрывая с головой. Пена хлопьями летела над водой. Только теперь он понял, насколько силен ветер. Он уже не гадал, куда его занесло: в озеро или реку. Это было море. Он хлебнул достаточно много горько-соленой воды. Но вот что интересно - море не было холодным. Больше того, вода казалась теплой, по крайней мере, пока Смагин не мерз.

Держась за лодку, он медленно приходил в себя. Первая мысль была о том, что необходимо сориентироваться. За точку отсчета он взял те огни, о которых говорил командир с правым летчиком. Судя по времени‚они могли улететь от них километров на сорок, максимум на пятьдесят. Курс был 180 градусов - строго на юг. Ветер встречный, это он хорошо помнил.

Берег моря в этих местах идет приблизительно с востока на запад, значит, если ветер не изменился, он рано или поздно прибьет лодку к берегу, примерно к тем огням.

Расчеты были так убедительны, что Смагин постарался приподняться повыше, чтобы сразу и увидеть огни. Однако вокруг была непроглядная темнота.

Кольнула тревога. Будто все шло очень хорошо, и вдруг выяснилось, что в итоге он попал в довольно скверное положение.

Действительно, катапультирование-дело само по себе малоприятное - прошло удачно; правда, во время раскрытия парашюта он попал ногой в стропы, но ведь выпутался. Как ни плохо было ему в первый момент приводнения, уж, кажется. хуже не бывает, и тут вышел из положения, теперь вот держится за лодку, а рядом с лодкой на другом фале имеется коробка с НАЗом - неприкосновенным авиационным запасом. Кажется, самое опасное позади.

Однако самое трудное наступало именно сейчас. Кто знает сколько он сможет продержаться в бурю в осенней воде холодного моря, которая хоть и не кажется холодной, но уже никак не может быть теплой? Вспомнилась таблица, при какой температуре воды сколько живет человек до того, как наступит переохлаждение организма. Расчеты эти ничего хорошего Валентину не сулили.

Смагин подтянулся на руках и перевалился через борт. Сидеть в маленькой лодочке можно только скорчившись, поджав ноги к груди. Впрочем, долго отдыхать не пришлось. Высокая воина, двинув под днище, выбросила его из лодки.

 

Добавить комментарий