Это действительно помогает

Это действительно помогает: Гурьев отчетливо вспомнил свой первый прыжок. Прыгал он тогда в аэроклубе под Ворошиловградом.
В самолете от какого-то восторженного ужаса он запел. В рёве двигателя сам едва слышал свой голос: «Птицы не люди, и не понять им, что нас вдаль влечет".

...Он слабо оттолкнулся при выходе из самолета, и потоком его развернуло лицом к обшивке. Он чуть ли не носом пересчитал все заклепки на ней. А потом его занесло на колхозную пашню и на высоте около сотни метров развернуло спиной к земле. Он пытался повернуться в подвесной системе, но не успел и рухнул спиной, больно ударившись о булыжник, будто нарочно лежавший на борозде. С гулом в ушах, закусив от боли губу, он вскочил и стал собирать гаснущий купол.

С тех пор он сделал больше двух десятков прыжков и почти всегда умел встать на ноги. Прыгать он любил, но почему-то больше всего запомнился первый прыжок, и то неповторимо жуткое ощущение высоты, неба и своей силы человека, получившего крылья. Мужчина должен быть мужчиной, защитником, и, если под угрозой честь, любимая, Родина, он должен не размышлять, а драться. Да, драться. Именно поэтому Гурьев пошел в десант и никогда не жалел об этом.

...Ровно гудели турбины, самолет летел в район выброски. Кое-кто уже спал. Туз рассказывал Кошкину и Паршнну, как он однажды нырнул с волнореза, чтобы надрать мидий, и под водой

увидел катрана. Солнце и морская вода сыграли с ним злую шутку: катран показался ему огромной акулой. Он так испугался, что, выскочив на берег, напугал весь пляж.

Паника началась... Мне тогда лет двенадцать было.

Кошкин хохотал, а ҐІаршин, в прошлом профессиональный таежный охотник, лишь нехотя улыбался.

Старший лейтенант Хмель играл в шахматы с Товкачом и судя по лукавой улыбке, имел преимущество.

Потом из кабины появился один из пилотов и что-то сказал на ухо комбату.

- «Приближаемся к району выброски», подумал Гурьев. Так оно и было.

Лейтенант Бруев встал и пошёл между рядами сидений, пристегивая карабины вытяжных фал к стальному тросу. Чтобы скротать время, Гурьев стал вспоминать показанный вчера в летнем клубе фильм «Звезда пленительного счастья». Вспомнились строчки песни: «Кавалергарда век недолог... Не обещайте деве юной любови вечной на земле...»

«Черт побери, я ведь совсем забыл, что получил письмо от Томки». Во время фильма как раз, когда Анненков давал пинка своему лакею, Туз протянул ему берет, полный персиков, и письмо.

Сергей только взглянул на конверт и сунул его в карман.

Добавить комментарий