Дело было ночью

Дело было ночью, вдруг раздался грохот железных бочек из-под горючего, шорох гравия под топающими ногами. Березовский залег, отдал положенные команды и открыл ураганный огонь, выпустив целый магазин патронов.

Караул подняли в ружье. Гурьев был помощником начальника караула. Они вместе с начкаром и всей отдыхающей сменой галопом примчались на склад.

- В чем дело, Березовский? - строго спросил лейтенант Товкач.

-- Там... Я его, кажется, застрелил...

-- Кто там? - И, не дожидаясь ответа, на ходу снимая пистолет с предохранителя, Товкач двинулся в указанном направлении.

Все с автоматами наперевес пошли за ним. И вдруг послышалось робкое козье блеянье. Пустые бочки были изрешечены, а коза, уткнувшись грудью в колючую проволоку, неврастенически трясла бородкой.

В своей объяснительной Березовский написал: «Находясь на посту, я открыл огонь по представительнице местной фауны...»

Задумавшись, Сергей не заметил, как рассвело, как рота выбежала на сопку, усыпанную маками. Их багряные, усеянные росой лепестки еще не совсем распустились, и тяжелые сапоги десантников безжалостно давили эту кровавую красоту.

Кто-то на бегу срывал мокрые цветы и втыкал под кокарду. «Красное на голубом».

Красиво,- подумалось.-- Тут бы упасть и подышать, но ротный скуп на передышки. А сейчас, после задержки, их и вовсе не жди.

Эх, Корнышев, Корнышев, из-за одного «храбреца» вся рота пострадала».

Гурьев прислушивался к хриплому дыханию бегущих. Оглянулся и осмотрел взвод. Кошкин на бегу подтягивал ремень, Марюгин поправлял лопату, нещадно колотившую по бедру. Березовский судорожными глотками пил из фляги отвар верблюжьей колючки. Гурьев приостановился, вырвал у него флягу.

- Я же предупреждал, как, когда и сколько нужно пить на марш-броске... Сейчас свалишься, и кто тогда тебя тащить будет...

Бегом марш!

Солнце поднималось и уже начинало напоминать о своем азиатском коварстве. Пот градом лил со смуглых физиономий.

На комбинезонах проступали темные маслянистые пятна, а сапоги покрывались белой, как мука, пылью. «Парни выдержат. На разведвыходе и не то выдерживали. Вот только молодняк: Паршин, Березовский, Колесников, Саидов. Пока бегут, хоть и дышат не ровно. Но К полудню жара будет не меньше пятидесяти, что тогда? В нашем деле главное --- привычка. Вон Туз — ещё и анекдоты травит».

-- ...едет... по пустыне ух-ху... пески-и... ух-ха... навстречу бедуин. «Товарищ бедуин, отсюда до моря далеко?›› Ух-ха! Километров шестьсот...›› Ух! «Ничего себе... пляжик отгрохали...

-Туз, отставить баланду! - твердо, но без строгости приказал лейтенант Бруев. Он знает, что шутка сейчас нужна.

Добавить комментарий